Доктор Критик


Вообще тема нацизма является одной из самых популярных тематик не только в кино, но также и в литературе, музыке, живописи и… в общем, едва ли не во всех видах творческой деятельности. Оно и неудивительно, после такой короткой, но бурной истории фашистской Германии, тем более что она была не первой – всегда был геноцид «инаковых», и всегда находились люди и идеологии, призывающие этих «инаковых» устранять во что бы то ни стало. Это было с христианством, язычеством, переселенцами, колонизаторами – даже пещерными людьми! Фашизм – лишь одни из проявлений таких идеологий. Его довольно часто путают с нацизмом и национализмом, что в корне неправильно – нацизм является одним из течений фашизма, но если фашизм идеология, о единстве нации, народа, семьи, о взаимной поддержке и сотрудничестве под Божьим Омофором, тогда как нацизм – это крайняя степень выраженности превозношения своей нации над другими, заключающаяся не только во внутреннем понимании, а и во внешней экспансии, насилии над другими. Если что, это не мои слова, а слова одного публициста, чьё имя я начала было записывать, но потом заснула, да. Поэтому не скажу, как его зовут. Ну не важно – в любом случае тема разницы между нацизмом и фашизмом является истинно холиварной, то есть точек зрения на этот счет от миллиарда и выше, а некоторые даже не вполне уверены, что эти понятия стоит разделять; не суть. В любом случае, после Второй Мировой люди стали все чаще и чаще задумываться над этим явлением и связанными с ним вопросами. Таковых может быть очень много – например, социальные (нацизм ведёт к разрухе или соединению государства, миру нужна или не нужна лидирующая нация, управляющая остальными, борьба со сволочными ублюдками-иммигрантами или же убийство невиновных иностранцев – et cetera et cetera). Или психологические – почему люди поступают так? что за внутренние механизмы заставляют одного человека ненавидеть «не таких»? а может, оно есть в каждом из нас, эта ярко выраженная неприязнь к представителям иной нации, иного склада мышления, пола, внешности, мировоззрения?
Вечные, вечные вопросы.
Современный нацизм ещё и интересен в искусстве тем, что, разумеется, в нём нет ничего общего с тем национал-социализмом, бытовавшим в Германии. Современные нацисты борются не с тем, чтобы охватить экспансией остальной мир (хотя чудики, толкающие такое мнение, встречаются, но это всё же редкость) – о, нет, тут идут совсем иные вопросы: в основном радеют за то, чтобы выселить всех этих массовых иммигрантов из Азии, Африки и арабских стран обратно, потому что они занимают рабочие места, ведут себя по-хамски в приютившей их стране и так далее. Кажется намного более адекватным, чем экспансия фашистской Германии? Только не тогда, когда адекватный человек с не-европейской внешностью, которого бьют и убивают просто из-за другого разреза глаз и цвета кожи.
В Америке же эта проблема актуальна и по сей день, а уж десять-пятнадцать лет тому назад всё было ещё острее и вовсе не так либерально, о чём и был снят фильм «Американская история Х».
Повествование идёт от лица молодого парня Дэнни, пребывающего в несимпатичном возрасте старшеклассника – ну, где-то в районе четырнадцати-шестнадцати лет. Он – бритоголовый нацист, прямо как его кумир и идеал – старший брат Дерек, который вот только-только вышел из тюрьмы за убийство двух чернокожих налетчиков. Однако же брат не слишком радуется новой свободе – и как только нить повествования переходит к нему, зритель узнает, почему. Несмотря на свою тру-идейность, несчастную историю, связанную с убийством чернокожими отца, и повышенный уровень агрессии в крови, Дерек сталкивается в тюрьме с тем, что в корне меняет его мировоззрение…
Сюжет, как мы видим, довольно примитивен, даже несмотря на несколько повествовательных линий. Все приемы и ходы, используемые в сюжете, пусть и не всегда предсказуемы, но в то же время не являются чем-то необычным, так что человек, более-менее знающий сущность кино, может запросто предугадать дальнейшее развитие событий. Однако же именно сюжет и те мысли, которые заложены в нём, являются основной изюминкой фильма.
В визуальном плане ничего необычного в фильме нет, кроме пары интересных ракурсов: все то, что заставляет какую-либо из сцен смотреться эффектно, выезжает за счёт сюжета и идейной подачи каждого кадра, посему оператору остаётся не так уж и много сделать. Хотя есть отдельные эффекты, заставляющие зрителей прочувствовать энергетику и атмосферу фильма, как то замедление камеры, черно-белые флешбеки - и ведь просто так они черно-белые!...
Саундтрек?... ну, наверное, это плюс – музыка Энн Дадли хорошо ложится на видеоряд, не отвлекает внимание зрителя и несёт в себе определенный смысл. В общем, это всё, что можно сказать…
Значит, остается сюжет, персонажи и концепт? Да.
При всей кажущейся простоте концепт «Истории» не так однозначен. Путанице в трактовках способствует не только конечная сцена, но даже и самое начало – определенно, скинхеды отморозки и сильно не правы. Но – кто спас белого мальчика от местной мулатоподобной гопоты? Кто гоняет всякую цветную шушеру, чтобы те не грабили магазины? Вот-вот.
Несмотря на свою тематику, в фильме – внезапно! – нацизма-то как такого и нет. Он здесь лишь на словах, а на деле свастика на стене и «Майн Кампф» под подушкой еще не являются нацизмом – это пока только позерство, лишь изредка перерастающее в нечто большее, сложившееся из-за тяжелой ситуации в семье на фундаменте подросткового возраста. Проблема ли это фильма? Нет!
Фильм идёт от лица школьника, которому надо написать сочинение на тему нацизма – и о школьниках и более старшей молодежи речь в фильме и идёт. Это такой взгляд на течение со стороны людей, наиболее податливых, тем, кому втереть что-либо ещё проще, чем детям. Но при этом «История» объективна – ведь это морализирующие учителя да большинство представителей старшего поколения полагает, что подростки видеть и слышать ничего не желают - и видят, и слышат. Только иногда интерпретируют не так, как есть на самом деле.
То есть, получается так, что, несмотря на обилие взрослых мужиков в фильме он говорит о молодежи; несмотря на явную неприязнь к НС-скинхедам, чёрные парни ничуть не лучше их и вообще среди них только трое-пятеро имеют характеры, против десяти белых персонажей; несмотря на обилие разговоров на нацистскую тематику, нацизма как такового в фильме почти и нет…
Что это? Лажа в сценарии? Лажа в идее? Реализации? Почему «Американская история Х» настолько неоднозначна? Почему, когда режиссер отвечает на поставленный вопрос одним образом, зритель может увидеть в его ответе ещё один, спрятанный и противоположный по смыслу первому? Зачем нужна эта неразбериха с собственным мнением?
Ответ прост: потому что мир и общество в частности никогда не строилось на прямолинейных однозначных ответах. Потому что человеческое сознание таково, что оно может охватить лишь частность, но реальность куда более многогранна и непонятна, чем есть.
Ну, про расистский вопрос всё понятно – не всё так просто, белые могут быть не просто фанатиками своей элитарности, но также и любящими родичами, а чёрные – не всегда обиженные пуськи и мудрые учителя, а ещё и наглые и беспринципные твари. Окей, разобрались. Но что же с остальным?
А с остальным всё то же самое. Ну, начнём, пожалуй, с центрального персонажа «Истории Х», Дерека Виньярда в блестящем исполнении Эдварда Нортона, номинированного на «Оскар».
Вот, казалось бы, драматическая личность. Нацист с тяжелым прошлым, безрадостным настоящим и обломанным будущим. Казалось бы, именно он наиболее ярко показывает то, как плох расизм в любом виде, и должен донести до зрителя своим поведением, что так делать нельзя. Почему же он в таком случае является одним из любимых героев у скинхедов?
А всё потому, что Дерек так до конца своего мнения и не изменил. Удивлены и не согласны? Но это правда.
Вообще героя Эдварда Нортона как минимум раза три переубеждают в ходе фильма. Сначала отец: стоило ему только сказать что-то плохое о чернокожем учителе своего сына, и восхищающийся им Дерек признает, что не так и идеален этот его учитель. Затем стоило ему с единомышленниками не понять друг друга (если можно так назвать ужасающую сцену в душе), и он уже мирно играет в баскетбол с черными. Можно сказать, что это всё америкосы попутали, идею не вытянули и вообще они кино снимать не умеют, а можно повернуть эту ситуацию по-другому: а не запишется ли Дерек в фашисты снова после убийства своего брата Денни?
И таким образом мы понимаем, что идею-то этот персонаж несёт совсем другую. Не банальное «ааа, обижать негров плохо, мир-дружба-жвачка», а то, под действием чего у людей формируются такие взгляды. Под действием чего они меняются. Как тяжело уйти от иллюзий и принять реальность жизни, такой, какая она есть.
В фильме показано, какую большую роль в мировосприятии для нас играет личный опыт, личные обиды. Как под воздействием этого личного мы склонны обобщать, грести под одну гребенку всё целое, хотя имели дело только с частным. Как можно подвести идеологию и аргументацию под свою ненависть. Да еще и какую убедительную!
И так – со всеми персонажами фильма. Идеолог движения Дерека, не верящий в то, что проповедует, но комфортно устроившийся за счёт ребят-нацистов. Чёрный учитель, который толкает парню свою линию под прикрытием поиска истины. Денни, идущий в движение нацистов вслед за обожаемым братом, просто потому, что брат имеет к ним отношение и вроде как беспрекословно прав.
Хотя что там с персонажами – с людьми в жизни всё то же самое. Гомофобы, которые могут быть не тупыми баранами – просто незнающими людьми, считающими гомосексуальность чем-то вроде всадника Апокалипсиса, пришедшим по душу их детей. Женоненавистники, не умеющие общаться с женщинами или же натолкнувшиеся в своей личной жизни на последних стерв. Учителя, которые ненавидят неформальную молодежь просто потому, что им в детстве не разрешали быть такими же свободными. Да даже если не брать глобальные примеры – ведь многие же, прочитав полтора фамслешных фика, считают фамслеш в целом «диким сопливым отстоем», а их оппоненты, встречавшие слэшные фики только в подборках ИМХО-сообщества, полагают слэшеров тупыми сублимирующими девочками… И так далее, и так далее.
Вот почему «Американская история Х» так разрозненна и неоднозначна. Вот почему в ней нет ни одного прямого ответа. Вот почему фильм заканчивается доброй цитатой из инаугурационной речи Линкольна, которая была прочитана, когда вставивший её в свое сочинение Денни лежит мертвый на полу в туалете, потому что сердце ему прострелил школьник-негр – просто так, чтобы наказать за неуважение.
Денни умирает вовсе не за грехи своего брата, как это принято считать – Денни умирает потому, что такова жизнь. Это не греческая трагедия, где за роковую ошибку одного возмездие несёт весь род – это просто жизнь. И это страшная концовка сделана не для того, чтобы особо сентиментальные почувствовались моментом и пожалели бедняжек Денни и Дерека – вовсе нет; она страшная потому, что никогда не знаешь, способно ли кончится это насилие и бесконечная вендетта друг за друга или нет. И ведь есть опасность, что не кончится…

@темы: Голливудское кино, Боевики, 90-е, 1998, Драмы